,               ЦБ   $ 72.22       € 85.99
  • /
  • /
  • При четырехдневной трудовой неделе люди работают не на время, а на результат. А значит, нет необходимости сокращать зарплату

При четырехдневной трудовой неделе люди работают не на время, а на результат. А значит, нет необходимости сокращать зарплату

Пандемия показала, что занятость может быть разной. Работа — это необязательно пятидневка. И многие страны поняли это уже достаточно давно. При уменьшении рабочей недели важно учесть интересы сотрудников и не допустить сокращения их доходов. Ведь производительность при таком формате труда не сокращается. Об этом в эфире радио «Комсомольская правда» рассказала директор агентства «Персонал-Янтарь» Наталья Воронцова:

«Что такое четырехдневка? Это, прежде всего, 32 часа. И это не факт, что человек будет работать именно четыре дня в неделю. Здесь на выбор. Здесь же важно для каждого работодателя количество часов. Наши все законы пока на 40-часовую рабочую неделю, но работодатель волен предлагать своим сотрудникам переход на подобную гибридную занятость. Статистика последнего времени как раз таки доказывает, что человек, находясь на удаленной работе, больше перерабатывает, чем недорабатывает. И люди работают не за время, а люди работают на результат. Это очень интересная такая практика: четыре дня работаешь, три дня отдыхаешь. Но границы очень четко надо контролировать. То есть это пока еще на усмотрение самих работодателей».

В Калининградской области полноценно на четырехдневную рабочую неделю не перешла еще ни одна компания. Есть эксперименты в отдельных подразделениях. Например, в «Автоторе» сотрудники конвейера работают в таком режиме. И он показывает, что при четырехдневке не сокращается производительность. Наоборот, люди лучше отдыхают, а значит, лучше работают. Следовательно, при сокращении рабочего времени можно и не уменьшать заработные платы. Говорит вице-президент «Автотор Холдинга» Дмитрий Чемакин:

«Мы стараемся наши производственные показатели режима работы привязывать, прежде всего, к производственным показателям, к экономике. Мы заинтересованы в том, чтобы работник, который привлечен к работе высокоточной, квалифицированной, высокотехнологичной работе с инструментами, был сконцентрирован. Мы хотим, чтобы его работа была производительна и заработная плата была достойной. И в целом, наверное, мы рассматриваем это как положительный фактор. И, конечно, любое понижение заработной платы ставит нас перед риском, что работник просто поменяет работу. Поэтому я не связываю четырехдневную рабочую неделю и понижение заработной платы. Поэтому это возможность для роста, это возможность для развития. Повышение производительности труда – это возможность сохранить и даже повысить заработную плату при меньшем времени, которое человек потратил на работу».

При этом Дмитрий Чемакин отметил, что говорить о таком режиме труда офисных сотрудников еще рано. Его придется пересмотреть, но не обязательно в пользу четырехдневки. Однако во многих европейских странах продолжительность рабочей недели значительно меньше, чем в России. Сокращение рабочего времени возможно за счет увеличения производительности и квалификации сотрудника, оптимизации рабочих процессов и уменьшения бюрократических процессов. Сейчас производительность труда в России в три-четыре раза меньше, чем в развитых европейских странах. Поэтому переход на четырехдневку пока что немыслим. Рассказала директор института экономики, управления и туризма БФУ имени Канта Варвара Алтунина:

«Развитие технологического процесса высвобождает человеческий труд, и поэтому люди успевают делать все то, что они делали за 40-часовую рабочую неделю, за 33, даже вот, например, в Голландии — 29 часов. Здесь мы получаем прямой социальный эффект, когда семьи, проводящие время с детьми, оказывают воспитательное воздействие соответствующее. Так вот, если мы говорим с вами о высвобождении именно офисных работников, то это высокая степень организации, именно менеджмент организационных процессов. Здесь, конечно, России пока далеко. В первую очередь, технологически мы пока отстаем, к сожалению, от той же Голландии, Дании, Швеции. Но организационно мы тоже пока очень далеки. По производительности труда мы, условно, третьи с конца. Те же страны-лидеры, у которых короткая рабочая неделя, там от 72 до 99,5 долларов в час производительность труда. У нас пока она в районе 26-27 долларов в час».

В конце апреля заместитель председателя Совета безопасности России Дмитрий Медведев предложил провести эксперимент с переходом на четырехдневный график работы. По его словам, начать можно с некоторых регионов или группы компаний и сокращать рабочую неделю не резко, а поэтапно. Дискуссия об этом началась еще два года назад. Тогда ее также инициировал Дмитрий Медведев, занимавший в то время должность главы правительства. 

НИКИТА ТИМОШЕНКО

Поделиться